27 апреля

Сергей Шнуров: терпеть не могу анекдоты

Самый известный матерщинник едет в Эстонию с «Рублем»

То спокойный, то я нервный,
За окном век двадцать первый,
Он растет на пиздеже,
Ты завел уже «ЖЖ»?
Много слов, но мало толку,
«Педигри» не нужен волку,
Сколько в мозги говна понасовано,
Ну, а так ничего нового...

Это одна из новых песен, которую Сергей Шнуров со своей новой группой «Рубль» обязательно исполнит 2 мая в таллиннском кафе Amigo.

Он не ругается матом, он на нем поет. Сергей Шнуров по прозвищу Шнур имеет такую скандальную славу, что даже те, кто не слышал его, знают, что тексты его песен – это мат-перемат. Его любят и ненавидят. Шнура признавали человеком года разные глянцевые и неглянцевые журналы. Он получил «Нику» за музыку к культовому фильму «Бумер», написал песню «Свобода», на которую его сподвигла статья опального российского олигарха Ходорковского «О кризисе либерализма в России».

О пиве и заднице
— В который раз вы приезжаете в Эстонию?
— Не вспомню. Но, по-моему, бывал у вас больше пяти раз.
— Есть какие-то ассоциации с Эстонией?
— Напиток Stroh и ваше пиво.
— Водку с фирменным ликером Vana Tallinn пробовали?
— Естественно. Даже не пробовал, а пил. Когда пьешь, то все прекрасно, но последствия плохие. Как от любого ликера – наутро становится нехорошо. Мне ваше пиво нравится. И как оно пьется и то, что последствий нет.
— Это редкое качество для пива?
— Для нашего, русского – редкое. Мне сдается, что у нас оно порошковое.
— Вы часто путешествуете?
— К сожалению, да. Путешествовать хорошо, но задница устает, потому что приходится много сидеть в самолете или в автобусе. И постоянно надо чего-то ждать. Мы же не путешествуем сегодня пешком или на верблюде. Поэтому у всех мозоли на заднице.
— Вы вели цикл передач о путешествиях «Шнур вокруг света». Проект уже завершен?
— Передачи закончились как раз по той причине, что я понял: моя задница больше не выдержит.
— В пешие походы не пробовали ходить?
— Я стараюсь передвигаться по городу пешком.
— А на метро?
— Метро не люблю. Там толкаются.
О кризисе и «Рубле»
— Как отразился кризис на вас? Чего-то уже пришлось лишиться?
— Пока еще ничего. Думаю, что кризис не достиг так называемого дна, и самые страшные испытания еще впереди. Под этим я подразумеваю... Как в начале 90-х годов, когда в магазинах буквально не было еды.
— Почему вы распустили группу «Ленинград»?
— Мне самому она стала на каком-то этапе неинтересна.
— Но вы же были ответственны за этих людей, а в один прекрасный день взяли и всех послали на три буквы?
— К счастью, группа «Ленинград» – не консервный завод. И какой-то элемент творчества, несомненно, есть. Как режиссеры говорят на съемках фильма? Фильм снят, все свободны. Так и я. Новая группа называется «Рубль».
— По самому актуальному в России слову?
— Это слово, кстати, нигде не актуально. Истоки этого слова идут от глагола «рубиться». Рубить – это значит делать что-то довольно резкое.
О женщинах и друзьях
— Когда будете жениться?
— Когда время придет, когда я почувствую, что необходимо это сделать.
— Вы ничего не говорите о своей личной жизни. Ваша экс-подруга Оксана Акиньшина сделала семейную жизнь с вами достоянием общественности. Какова была ваша реакция на такой ее шаг?
— Вот тем и отличается мужчина от женщины, что мужчина не комментирует личную жизнь. Так мне кажется. То, что она сделала, ее личное дело. Если она считает это возможным, то ради Бога. Какая реакция у меня может быть?
— Например: какая сука!
— Классная реакция. Но не моя. Реакция хорошая, мне понравилась.
— Нормальная реакция, по-моему. Или нет?
— Чтобы реакция была такой, событие тебя должно сильно ранить. Для меня же это настолько прошлая жизнь, что не трогает никак.
— Какие женщины вам нравятся?
— Разные. Женщина должна быть разной. Даже если она одна и та же.
— У вас много друзей?
— Да. Человека два.
— Общаетесь с кем-то из российского шоу-бизнеса?
— А есть ли такой?
— Если есть такой термин, то есть и люди, которые выступают и собирают концертные залы.
— Не особенно я с кем-либо общаюсь. Приятельствую с Башметом. Но мы оба люди занятые и друг другу не докучаем.
О скандалах и анекдотах
— Как вас можно спровоцировать на скандал?
— Не знаю. Все это миф про мой скандальный и неуживчивый нрав. Я думаю, что мужчинам скандалы не к лицу. Мужчина-скандалист – что-то не очень красивое. Он может быть раздражен.
— Вы часто раздражаетесь?
— К счастью, нет. Если меня что-то раздражает или у меня плохое настроение, то я сижу дома и сам с собой пытаюсь наладить контакт.
— Разговариваете с собой?
— Конечно, разговариваю. А вы не разговариваете?
— Часто.
— Не обязательно говорить вслух, но внутренний диалог с самим собой, по-моему, свойственен каждому человеку.
— Расскажите смешной анекдот с матом, а то наш разговор слишком приличным получается. Как-то не вяжется с представлениями о вас.
-А как должно быть?
— Вы ассоциируетесь с нецензурщиной и беспробудным пьянством.
— Я и таким бываю. Люди непостоянны. Невозможно сказать, что человек всегда один и тот же. Думаю про анекдоты... Нет их у меня. Все кончились. Не помню смешных. Дело в том, что жизнь настолько смешная и вся с матом, анекдоты зачем? Да и непопулярны они уже. Потом – развелось дикое количество людей, которые пытаются ни с того, ни с сего смешить в телевизоре и в жизни. Вот сейчас будет мат. Все какие-то юмористы, б.. дь, стали. Терпеть не могу этот юмор, тем более анекдоты.

Лиана Турпакова, «МК Эстония»
27 апрель 2009

Назад