12 ноября

Сергей Шнуров: «Мы не шлюхи!»

С тех пор как Сергей Шнуров распустил группу «Ленинград» и создал новый проект «Рубль», прошел ровно год. Пока что популярность «Рубля» и в подметки не годится всенародной любви, которую питали к «Ленинграду». Если раньше Шнур мог собрать «Юбилейный», то теперь он выступил в клубе «А2», рассчитанном максимум на 500 человек. Но скандальный музыкант не расстраивается. «Мне не нужны поклонники!» — пытался убедить он корреспондента «МК» в Питере».

«Рубль» стал конвертируемым

Если песни «Ленинграда» любой россиянин младше сорока лет мог напеть наизусть, то тексты группы «Рубль» выучили только самые преданные фанаты. Поэтому подпевать на концерте в «А2» могли всего несколько человек. Ведь «Рубль» не крутят по радио, не показывают по телевидению. По количеству нецензурной брани на единицу времени в каждой «рублевой» песне Шнур бьет все рекорды — например, в двухминутной лирической песне «Когда ты рядом» матерные слова встретились 13 раз! При этом в разговоре в гримерке Шнур крепко выразился только единожды — да и то, когда вспомнил о своем имидже главного дебошира страны.

— Все всегда говорят о каких-то моих мифических дебошах и скандалах, — Шнур обиженно закуривает сигарету. — Назовите какой-нибудь конкретный случай, ну назовите! Что? В Киеве на концерте? Да не было ничего! Я это точно знаю, потому что я там не пил.

С этими словами музыкант с грустью посмотрел на одинокую бутылку вина, стоящую на столе. Видимо, в группе «Рубль» наступила эпоха сухого закона.

— Можете подвести итоги первого «рублевого» года?
— За год мы сильно выросли, — считает Шнур, обозревая своих музыкантов. — Мы сыгрались, объективно стали лучше. Опыт «Ленинграда» тут не совсем помогает, ведь там я не играл на электрогитаре, а наш барабанщик не сидел за звукооператорским пультом. Можно сказать, что «Рубль» стал чего-то стоить. Стал конвертируемой валютой. Даже за границу ездили — в Варшаву, а сейчас поедем в Америку, в Сербию.

— Но ведь поклонников «Рубля» все равно мало...
— Да, слава богу, поклонников немного. А нам много и не надо. Играем в клубах небольших.

— Но ведь теперь на корпоративы тоже не зовут? Кому захочется слушать во время праздника или свадьбы песни со словами «На хуй не нужны старухи!» или «И ебись оно все раком, это время «Доширака»?
— За год мы отыграли на пяти корпоративах. Да и то ехали туда по большому желанию. Не нашему, разумеется, а клиента. И сразу обговаривали условия — никаких песен из «ленинградского» репертуара. Мы буквально кричим о том, что «Ленинград» больше не поем!

— А если клиент настаивает?
— Ну мы же не шлюхи! Можем выбирать, ехать или не ехать на «вызов».

Свиной грипп заменил СПИД

От отсутствия корпоративов и масштабных гастролей у Шнура появилось много свободного времени. Которое он не тратит зря — в ближайшем будущем выходит сразу несколько фильмов с участием музыканта. Причем если раньше Сергей снимался в роли самого себя или в эпизодах, то теперь он играет ключевые роли и серьезных персонажей. Так, в фильме «Слон» Шнуру досталась роль водителя грузовика, везущего слона и налаживающего с ним общий язык.

— Съемки были очень тяжелые, ведь снимали настоящего живого слона, — вспоминает Шнур. — Но результат обещает быть интересным. Фамилия моего героя Зарезин (музыкант ухмыляется).

— Долго вживались в роль?
— Нет, я играл самого себя. Вообще все великие актеры играют самих себя, — Сергей Шнуров мечтательно затянулся сигаретой, вспомнив о своих успехах на актерском поприще. — Тот же Аль Пачино. Все его роли — это он сам. А те, кто не играют себя, те кривляются. Большинство из наших уважаемых коллег по цеху занимаются кривлянием, а не игрой...

— Вы уже актеров называете коллегами по цеху? Может, музыку скоро забросите?
— Ха! Точно. Поставьте слова «коллеги по цеху» в кавычки. Я вообще-то себя актером не считаю, — опомнился Шнуров. — Актеры — зависимые люди, а я люблю независимость. Они зависят от режиссера, от бюджета фильма, от наличия или отсутствия работы. Это невольники, крепостные крестьяне, занимающиеся тяжелым трудом.

— Вы, говорят, даже простудились на съемках?
— Ну да, а кто не простужается сейчас... Все болеют.

— Кстати, а свиного гриппа не боитесь? Люди в Питере маски надевают...
— Нет, не заметил, я ведь по улицам не хожу. К истерии со свиным гриппом отношусь философски — ведь людям нужны новости, какие-то события. Сейчас свиной грипп, а в мою юность был СПИД, с которым все боролись. Когда-то о нем говорили каждый день. А теперь молчат. Зато все говорят о свином гриппе. Я сам маску надевать не собираюсь, это все ерунда.

— Сергей, простите за назойливость, но вы не собираетесь жениться? Вы давно встречаетесь с Матильдой (Еленой Мозговой), газеты пишут, что вы намереваетесь зачать ребенка...
— Почему всех так заботит моя свадьба?! — Шнуров немного нервно сжал сигарету в руке. — Я вот не журналист, и мне похуй, кто заболел свиным гриппом, кто женился, а кто надел новые сапоги. Хотя вообще я понимаю: очень мало осталось мужчин, у которых есть деньги... — Сергей немного самодовольно усмехнулся. — Ну что, так и передайте: пока не собираюсь!

11/11/2009
Надежда Максимова, «МК» в Питере»

Назад